Генеральный директор ППК «Единый заказчик» Карен Оганесян дал интервью агентству «РИА Новости»

Единый госзаказчик: строительный цикл сократим до 3-3,5 лет

В этом году на рынке госзаказа появился новый федеральный игрок – Единый заказчик в сфере строительства. Структура, созданная в форме публично-правовой компании, призвана взять под контроль возведение гражданских объектов, финансируемых за счет федерального бюджета, главным образом в соцсфере. В своем первом интервью РИА Недвижимость гендиректор Единого госзаказчика Карен Оганесян рассказал, сколько объектов, переданных компании, являются проблемными, почему при строительстве по госзаказу возникают задержки по срокам и как на бюджетные объекты повлияет всеобщее подорожание строительных материалов и рабочей силы.

– Карен Гаспарович, поскольку Единый госзаказчик в сфере строительства был создан совсем недавно, расскажите об основных задачах компании, которую вы возглавляете.

– Единый заказчик в сфере строительства был создан по поручению председателя правительства России Михаила Мишустина на базе шести дирекций, относившихся к пяти федеральным министерствам. В конце прошлого года закон был одобрен Государственной думой и подписан президентом России. Таким образом, мы появились не совсем с нуля, а на базе действующих учреждений с действующими проектами.

Основная цель создания Единого заказчика – запустить эффективную модель управления стройкой и освободить от непрофильных функций социальные ведомства. В связи с этим перед нами поставлено несколько задач: оптимизация расходов на строительство, освобождение отраслевых министерств от несвойственных им функций, сокращение сроков реализации объектов и количества объектов долгостроя.

В первую очередь приоритетом для нас является системное взаимодействие между профильными министерствами, Главгосэкспертизой и нами. Во время работы над объектом мы проводим качественную предварительную проработку исходных данных. На каждом этапе производства работ контролируем и взаимодействие участников процесса, и эффективность каждого этапа реализации объекта.

– Для таких задач нужна команда квалифицированных профессионалов с большим опытом работы. Кто вошел в состав компании?

Профессионалам в сфере строительства интересно работать с большим количеством сложных проектов. Собрать команду профессионалов с хорошими компетенциями на пять десять проектов гораздо сложнее, чем если бы у заказчика были сотни проектов разной направленности.

У нас была цель организовать единую структуру, где специалисты знают, как управлять строительством сложных объектов. Ядро нашей компании составляют люди с опытом реализации таких проектов, как парк «Зарядье», больница в Коммунарке, Центр обработки данных и другие. Они умеют быстро, качественно и эффективно работать, в том числе при наличии большого количества задач.

И если строительный цикл в рамках госзаказа, от идеи до передачи на баланс, в настоящее время составляет от пяти-шести лет, то перед нами стоит задача сократить его до трех – трех с половиной лет.

– Сформирована ли у вас штатная структура? Сколько человек работает в Едином госзаказчике?

– Численность нашей компании составляет порядка 500 человек. Это примерно на две сотни человек меньше, чем работало в дирекциях, которые и стали основой нашей компании. Оптимизация служб осуществлена за счет централизации непроизводственных направлений в дирекциях: финансистов, юристов, экономистов и так далее.

Благодаря этому удалось увеличить долю сотрудников производственных направлений, сейчас это 80% персонала.

– Есть ли у вас подразделения в российских регионах?

– Наш головной офис находится в Москве. Но существует и большая структура в Санкт-Петербурге, которая выполняет функции обособленного подразделения.

Практически на каждом объекте в регионе имеется хотя бы один специалист строительного контроля, являющийся нашим сотрудником.

В целом строительство большинства наших объектов мы можем контролировать дистанционно, в том числе и за счет введения электронного документооборота, видеокамер, электронной почты и так далее. Уже сейчас существует возможность проектную документацию передавать с использованием электронных систем. Это позволяет нам не заниматься распечатыванием, доставкой, проверкой и повторной отправкой бумаг – процессами, которые отнимают значительное количество времени.

– Сколько всего объектов из шести дирекций в пяти министерствах должно было быть передано Единому заказчику?

– Единому заказчику передано более 100 объектов общей площадью около 1,8 миллиона квадратных метров. Кроме того, в настоящее время происходит передача объектов министерства просвещения. Ключевой из них – это знаменитый лагерь «Артек».

– Есть ли у Единого госзаказчика сданные объекты?

– Да. Уже открыт Музей космонавтики в Калуге. Также введено и используется здание налоговой инспекции в городе Тольятти.

– Из тех 100 объектов, которые должны перейти вам, все ли оформлены в вашу собственность или что-то находится в пограничном состоянии между двумя хозяевами?

– С управленческой точки зрения передача прошла. Мы не пытаемся говорить, что какие-то из объектов «не наши», пока по ним не пришли бумаги. Времени на раскачку у нас нет, тем более что по большинству объектов уже заключены контракты с подрядчиками. Это понимают и наши коллеги. Хотелось бы отдельно поблагодарить министерство финансов, Федеральное казначейство и Минэкономразвития за всестороннее сопровождение передачи нам объектов. Сотрудники этих ведомств всегда помогают решать вопросы оперативно.

– Удовлетворены ли вы состоянием объектов, которые были вам переданы, и есть ли по ним вопросы?

– Объекты можно разделить на несколько групп. Первая – это те объекты, которые находились в активной стадии строительства. Таких объектов около 30%. Во вторую группу входят объекты, которые находятся в стадии проектирования или разработки градостроительной документации, они составляют 40-45%. И последняя группа – это долгострои, строительство которых ведется более пяти лет. Наша задача – сконцентрировать внимание на этих объектах, скорректировать план работы и ускорить их завершение. К сожалению, много аналогичных объектов было у министерства культуры. Но мы с коллегами наметили план действий, организовали работу в ручном режиме. Планируем до 2024 года все проблемные объекты министерства культуры завершить. Особенно важно, что министр культуры Ольга Любимова лично участвует в решении данного вопроса.

– Однако технический аудит перед приемкой объекта вы все же проводите?

– Конечно. У нас проходит три вида аудита: проектный, строительный и финансовый. Они необходимы, чтобы наметить план дальнейшей работы и понять, где нужно поменять проект в связи с изменением нормативов, а где необходима консервация, чтобы обеспечить сохранность здания.

При работе с любыми объектами мы делаем акцент на автоматизации процесса приемки работ, внедрении BIM-проектирования и цифровизации процессов реализации проектов.

– Вы могли бы привести пример объектов культуры, которые, по вашему мнению, находятся в тяжелом положении, и объяснить, что с ними пошло не так?

– Самый яркий пример таких объектов – это консерватория Римского-Корсакова в Санкт-Петербурге. Здание является памятником культуры, работы по нему ведутся более восьми лет. Мы заключили контракт с новым генеральным подрядчиком и нам приходится практически заново анализировать каждый элемент выполненной работы и проектную документацию.

Также сильно затянулось строительство нового музейного комплекса Государственной Третьяковской галереи – на десять лет.

Причины, по которым затягиваются сроки строительства, взаимосвязаны и одновременно порождают друг друга. Несовместимость технологии, предложенной десятилетие назад, с современными подходами вызывает необходимость корректировки проектной документации. Реализация проекта также может не укладываться в первоначальные планы, когда меняются пользователи объектов или их руководители, а у принимающей стороны появляются новые требования.

Но я отмечу, что за последние годы было принято много решений для упрощения процедуры строительства.

– Можете ли вы назвать самый трудный для вас проект с технологической точки зрения?

– Самые сложные – это объекты культуры и здравоохранения, так как они наиболее насыщены как инженерно, так и технологически. Здесь повышается важность планирования и разработки правильных решений, и особенно важен переход на систему BIM-проектирования для избегания коллизий.

– А есть ли у вас непростые в исполнении медицинские объекты и где они находятся?

– Мы сейчас занимаемся реабилитационными детскими центрами в Новосибирске и Евпатории. Они находятся на ранней стадии подготовки документации, но без сомнения – в приоритетном списке. Среди наших знаковых объектов – онкологический центр в Санкт-Петербурге и корпус Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени Павлова.

Кроме того, сейчас вместе с министерством здравоохранения рассматриваем возможность реализации нескольких крупных медицинских объектов. А когда окончательно утвердим наши планы, обязательно о них расскажем.

– То есть Единым госзаказчиком в строительстве будут инициироваться новые проекты, помимо тех 100 переходящих, полученных от шести дирекций?

– Новые проекты могут инициироваться как нами, так и министерствами. В этом году началось формирование бюджета на 2022-2024 годы. Соответственно, будут планироваться объекты, которые нужно будет построить за счет средств федерального бюджета. После принятия бюджета определится список объектов, которые войдут в программу строительства. Пока мы ведем проработку около 20 объектов, которые рассматриваются для строительства в сфере спорта, культуры, образования.

– Кроме двух уже введенных зданий, планируются ли Единым госзаказчиком другие сдачи объектов в этом году?

– Наша основная задача – обеспечить ввод объектов в 2023-2024 годах. Но и в этом году должны появиться сданные объекты, не менее 16. Сейчас мы оптимизируем графики строительства, чтобы представить результаты своей работы.

– Когда вы планируете полностью проектировать в BIM, учитывая установку профильного вице-премьера Марата Хуснуллина весь госзаказ в стройке перевести на эту технологию?

– Более 50% технической документации мы можем выполнять в BIM. С января 2022 года мы будем запускать наши проекты исключительно в BIM.

Отмечу, что эти технологии не только облегчает проектирование и строительство объектов, но и позволят позаботиться об эксплуатации здания. Через 40 лет, когда придет время для реконструкции объектов, которые мы проектируем сейчас, не надо будет искать в архивах тома с документацией. Достаточно будет посмотреть электронный проект.

– Как на работе Единого госзаказчика отразился рост цен на стройматериалы и трудовые ресурсы, на который сейчас жалуются все коммерческие строительные компании?

– К большому сожалению, в стройке происходят одинаковые процессы вне зависимости от того, бюджетная это стройка или коммерческая. Мы также испытываем сложности как с повышением стоимости строительных материалов, так и расценками на труд рабочих. Пока не приходится говорить об увеличении смет на строящихся проектах, так как по многим нашим объектам пройден цикл, когда нужен металл, подорожавший больше всего.

Но есть ряд объектов, которые мы только сейчас запускаем, их пока немного. Мы понимаем, что в лучшем случае подрядная организация сработает в ноль, в худшем – будет минус. И если рост цен продолжится, то за счет внутренней рентабельности сметной стоимости генподрядная организация не сможет компенсировать весь минус.

Огромная работа по предотвращению роста цен в дальнейшем делается со стороны правительства России и вице-премьера Марата Хуснуллина. На уровне министерства строительства практически каждый день на эту тему проводятся совещания с производителями металлопродукции и с федеральными структурами, чтобы понимать, как реагировать на изменения.

– Что с рабочей силой?

– Рабочие руки сильно выросли в цене. По сравнению с заработными платами, которые были заложены в сметах, поднялись в полтора-два раза. Мы немного в выигрышном положении, поскольку многие наши объекты находятся в регионах, и мы можем активно привлекать туда местное население. Из-за большого количества строящихся объектов и общего дефицита рабочего персонала в московском регионе ситуация хуже.

– А что вы можете сказать о подрядчиках? Насколько вы удовлетворены качеством компаний, с которыми вы работаете?

– Бюджетные стройки не являются самыми рентабельными. Поэтому наша задача как заказчика работ – на всех этапах быть максимально вовлеченными в процесс управления строительством. Мы должны точно знать, что мы хотим построить, с помощью каких технологий и за какие деньги. Только в этом случае будет профессиональный и эффективный диалог между заказчиком и подрядчиком в рамках утвержденных смет.

Обеспеченность строительной отрасли качественными проектными организациями, на мой взгляд, порядка 60-70%. Поэтому большинство сложностей возникает не с исполнителями строительных работ, а именно в проектировании.

Если присутствует эффективный диалог между тремя участниками строительного процесса – заказчиком, генпроектировщиком и генподрядчиком, то повышается шанс на то, что объект будет введен вовремя и в те сметы, которые прошли государственную экспертизу. Создание Единого заказчика в том числе направлено на то, чтобы сделать диалог более профессиональным, прописывать более жесткие технические требования к организациям, которые будут работать на государственных объектах.

Источник : РИА НОВОСТИ

Поделиться новостью