Интервью: Единый заказчик встал «на рельсы»

Публично-правовая компания (ППК) «Единый заказчик в сфере строительства» начала работу лишь зимой этого года, а уже сегодня она контролирует реализацию около 160 проектов, финансируемых за счет федерального бюджета. О том, как выстроена эта работа, а также о планах и перспективах важнейших для всей страны строек «Стройгазете» рассказал генеральный директор компании Карен ОГАНЕСЯН.

«СГ»: Карен Гаспарович, расскажите, сколько объектов уже передано «Единому госзаказчику»?

Карен Оганесян: Сразу после создания ППК к нам перешло 125 объектов от шести профильных дирекций различных федеральных министерств. Впоследствии, в течение года, перечень объектов расширялся, как и география нашего присутствия. Сегодня мы выступаем заказчиком по строительству порядка 160 объектов более чем в 50 регионах страны. Общая площадь проектов составляет около 1,8 млн квадратных метров, однако это не совсем показательно, так как у нас есть не только площадные, но и линейные объекты, например, инженерные коммуникации и даже заборы.

«СГ»: Это все объекты? Их количество окончательно?

К.О.: До конца этого года их количество не вырастет. Однако в дальнейшем, при утверждении федерального бюджета, появятся новые задачи и проекты. Уже сегодня от ряда министерств исходит инициатива передачи нам функций заказчика по возведению самых разных строений.

«СГ»: В дальнейшем все крупные заявки федеральных министерств будут поступать в ППК?

К.О.: На самом деле любой главный распорядитель бюджетных средств может заявить о самостоятельной реализации какого-то проекта, однако далеко не у всех учреждений есть ресурс в виде строительной дирекции, которая могла бы решить такую задачу. Опытные руководители понимают всю сложность строительного процесса и стараются уйти от этой непрофильной функции, передав ее профессионалам.

Те министерства, чьи дирекции были переданы в структуру «Единого госзаказчика», планируют передавать нам объекты, вновь включаемые в Федеральную адресную инвестиционную программу. Например, у нас налажен тесный контакт с Минкультом, Минобрнауки, Минздравом, Федеральной налоговой службой и другими ведомствами.

На мой взгляд, самый правильный путь — это совместная работа, начиная с этапа формирования техзадания, задания на проектирование, расчета стоимости и сроков реализации проекта, и даже подбора площадок. В таком случае у нас появляется возможность сразу учесть факторы риска — наличие санитарных зон, инженерных коммуникаций, то есть все то, что потом может существенно сказаться на стоимости строительства.

«СГ»: Сейчас уже можете сказать, сколько объектов будет сдано в этом году? Расскажите о наиболее интересных и знаковых.

К.О.: Безусловно, главный вопрос к любой стройкомпании — каковы объемы и сроки ввода объектов в эксплуатацию? Отвечая на ваш вопрос, хочу подчеркнуть, что мы столкнулись с целым рядом трудностей, повлиявших на конечный результат. Среди объективных причин — и резко возросшая стоимость стройматериалов, и нехватка рабочих из-за пандемии.

Есть и субъективные причины, связанные с организационными процессами создания компании. Оформление документов, юридическая подготовка, соблюдение правового порядка действий заняли около 3-4 месяцев. Поэтому считаю: главный результат этого года, помимо тех объектов, что мы сдаем, — это налаживание системной работы компании. Мы встали «на рельсы», отработали механизмы взаимодействия с органами власти, выстроили весь процесс, и теперь, уверен, темпы работ по нашим объектам будут только расти. Я вижу по динамике наших результатов: с каждым месяцем мы набираем обороты.

Конечно, как и всем строителям, нам порой, как говорится, не хватает еще одного месяца в году; но даже с учетом всех этих внешних факторов за результаты нам не стыдно. Когда мы приступили к анализу переданных нам объектов, было определено 12 проектов, реализация которых с учетом различных нюансов возможна уже до конца этого года. Сегодня шесть из них введено в эксплуатацию, более того, четыре здания уже функционируют, а еще по двум объектам решаются последние вопросы. Думаю, в ближайшие дни передадим в пользование здание налоговой службы в Самарской области, а к концу года откроем тренировочный центр сборных команд России «Озеро Круглое» в Подмосковье.

«СГ»: Вы отметили проблему нехватки рабочей силы на стройках. Как сильно это сказывается на вашей работе?

К.О.: Конечно, мы ощущаем дефицит кадров: по разным объектам нехватка составляет от 30 до 50%. В целом же на наших площадках недостает порядка 1-1,5 тыс. квалифицированных рабочих. При этом стоит отметить, что дефицит рабочей силы неизбежно вызывает рост ее стоимости и за последние два года рост зарплаты строителей в разных регионах составил от 30 до 100%. С учетом этого некоторые подрядные организации ищут возможность сэкономить и найти более дешевую рабочую силу. Именно поэтому мы на своих объектах жестко контролируем наличие трудовых ресурсов и их профессиональное качество. Считаем это очень важным.

«СГ»: Как ППК выстраивает взаимоотношения с подрядчиками?

К.О.: В первое время после передачи нам объектов многие подрядчики были в режиме ожидания и не совсем понимали, как будет выстроена работа. Однако когда они увидели наш профессиональный подход, для многих стало очевидно: рассказывать нам небылицы и легенды о стройке не получится. Наши специалисты сразу показали, что очень хорошо разбираются как в организации строительного процесса, так и в технических тонкостях профессии.

Чтобы ускорить строительство, оперативно и эффективно решать возникающие сложности, мы наладили штабной формат работы. Это позволило нам в ручном режиме разобрать буквально каждый объект, вникнуть в детали и особенности и найти оптимальные решения. Конечно, сегодня еще не в полной мере мы раскрутили «рабочий маховик», но в той или иной степени сдвинули с места каждый проект.

«СГ»: Карен Гаспарович, а как вы оцениваете рынок подрядчиков в целом в России? Почему продолжают появляться долгострои, несмотря на, казалось бы, достаточное финансирование?

К.О.: В России ежегодно строят порядка 86-87 млн «квадратов» жилья. Кто-то же их строит? Учитывая такие масштабы, «проблемных» подрядчиков не так уж и много. И как всегда, на виду и на слуху у всех лишь несколько наиболее вопиющих случаев. В то же время работает много сильных и крупных подрядных компаний, способных решать самые сложные задачи.

Наряду с этим есть, конечно, и системные вопросы, оказывающие влияние на общий рынок строительных услуг. В первую очередь я имею в виду систему подготовки кадров. По моему мнению, строительные вузы и учреждения среднего специального образования должны быть интегрированы в общий производственный цикл, ведь отрасли нужны специалисты по актуальным профессиям и с практическими навыками. Нужно выстроить цепочку от колледжей и вузов до стройплощадки, чтобы молодые люди, приходя в профессию, могли, что называется, «с колес» включаться в работу.

Кроме того, на мой взгляд, нужно наладить систему профпереподготовки кадров и допобразования, чтобы рабочие могли учиться, не только приобретая практический опыт на строительной площадке.

Кстати, помимо рабочих специальностей стоит обратить внимание и на менеджмент в стройотрасли, в том числе на нехватку специалистов финансового блока. По моему опыту, во многих организациях это является слабым звеном, и, возможно, здесь даже нужна определенная программа помощи по обучению подрядчиков финансовой грамотности. Само по себе наличие денег не гарантирует успешной реализации проекта.

На самом деле в этом направлении делается большая работа со стороны как правительства РФ, так и Минстроя России. Формируются прикладные программы, и начинается интеграция профессионального и научного сообщества.

«СГ»: На ваш взгляд, за счет каких технических и организационных решений можно сократить издержки на стройке и сроки работ?

К.О.: Первым и, наверное, одним из основных способов интенсификации стройки сегодня является заключение контрактов «под ключ». В этом случае проектирование, строительство и поставка оборудования включены в один контракт. Это позволяет заказчику, во-первых, контролировать все процессы и этапы работ, и во-вторых, влиять на них. Таким образом, у подрядной организации нет оснований говорить, что, например, документация оформлена некачественно, не хватает материалов или рабочих… А сокращение количества участников процесса, присущее такому заключению контрактов, снижает недопонимание и исключает искажение поставленных задач.

Второй, не менее важный инструмент в этом плане — штабной режим управления. В строительстве, как известно, не получается настроить систему таким образом, чтобы сидеть, нажимать кнопки и радоваться результату. Стройка — процесс живой, на площадке масса переменных и неожиданных вводных, и всегда найдется место форс-мажору. Приходится постоянно — в режиме реального времени — вникать в каждую проблему, разбирать ее и искать оптимальные решения. Например, есть объекты, по которым мне каждый день направляют информацию о ходе работ, и я обязан мгновенно реагировать на любые возникшие изменения.

«СГ»: Вы хотите все контракты заключать по системе «под ключ»?

К.О.: Почему нет? Это действенная модель, демонстрирующая очень хороший результат. Она позволяет, во-первых, сконцентрировать все силы в одном месте, а во-вторых, есть возможность спрашивать за весь «костюм» с одного подрядчика, а не за каждую пуговицу с десятка.

«СГ»: Недавно появилась информация о том, что компания готова реализовывать не только бюджетные проекты, но и частные, выполняя функции полноценного инжинирингового холдинга. Достаточно ли у «Единого заказчика» сил и компетенций для этого?

К.О.: По поручению Минстроя мы уже ведем один из таких проектов в качестве привлеченного технического заказчика. Это проект строительства кампусов для Новосибирского госуниверситета.

Для нас такая работа ничем не отличается от той, которую мы выполняем для государственных нужд. Мы и в будущем, если будет соответствующее решение правительства РФ или наблюдательного совета ППК, готовы к реализации подобных проектов. При этом сами искать заказы на свободном рынке мы не собираемся: приоритетной для компании остается задача строительства федеральных объектов за счет госсредств.

«СГ»: Карен Гаспарович, есть ли среди переданных «Единому заказчику» объектов долгострои? Какие решения принимаются по таким строениям?

К.О.: Компании достались объекты в различной стадии реализации и, соответственно, в разном состоянии. Конечно, есть и очень сложные проекты, возведение которых началось 15 лет назад. Кстати, к категории проблемных мы относим объекты, срок строительства которых превышает три года. На сегодня в нашем портфеле около 20 таких проектов, они требуют особого внимания, нетривиальных решений и максимального напряжения сил. Любой строитель знает: управлять долгостроем гораздо сложнее, чем объектом «с нуля». По трудозатратам иной долгострой можно сравнить с десятью обычными объектами, реализуемыми в плановом режиме.

Но несмотря на это, и в этом направлении у нас есть положительные результаты. Например, мы в той или иной степени реанимировали все 20 проблемных объектов: по восьми объектам возобновили стройку, а по остальным либо перепроектировали, либо урегулировали юридические проблемы. Главное сейчас то, что по этим проектам началось движение.

«СГ»: Расскажите о конкретных объектах, которые ППК удалось перезапустить.

К.О.: Например, реконструкция Санкт-Петербургской консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова, тянущаяся с 2013 года. Это знаковый объект, решением его проблем занимается вице-премьер РФ Марат Хуснуллин, а глава Минстроя России Ирек Файзуллин раз в две-три недели проводит тематические совещания. На сегодня совместными усилиями проект прошел экспертизу, нам удалось активизировать реставрационные и строительно-монтажные работы. Сейчас на объекте работают порядка 150 человек, а в следующем году работы будет ускорены. Сдача запланирована в начале 2024 года.

«СГ»: В условиях пандемии особое значение приобретает возведение медобъектов. Расскажите о работе компании в этом направлении и о ее особенностях.

К.О.: Действительно, строительство этих объектов сейчас имеет особое значение. Марат Хуснуллин уделяет этому направлению серьезное внимание, причем еще со времени работы в правительстве Москвы. Тогда была запущена программа строительства объектов здравоохранения общей площадью около 1 млн «квадратов». Сегодня при его непосредственном участии налажена системная работа уже в масштабах страны.

Учитывая особенности медицинского строительства, мы пригласили ряд специалистов, имеющих успешный опыт проектирования и возведения самых современных больниц, лабораторий и поликлиник.

В качестве примера могу назвать два ключевых объекта — Федеральные детские реабилитационные центры в Евпатории и Новосибирске. Эти клиники строятся по поручению президента РФ. Перед нами стояла задача ускоренными темпами их запустить, и мы пошли по пути так называемой закупки «под ключ», о которой я уже говорил. Тем самым за счет отказа от повторных и дублирующих процедур мы сократили инвестиционный цикл как минимум на полгода. Кроме того, разделили реализацию проектов по этапам, что также позволяет ускорить работы.

В итоге в Новосибирске сейчас уже идут подготовительные работы, и мы готовимся заходить в экспертизу по первой очереди. По проекту в Евпатории ведется активное проектирование. Оба центра будут построены в 2024 году. Таким образом, инвестиционный цикл проектов составит 3-3,5 года. Вот к такой организации процесса надо стремиться по всем объектам.

«СГ»: С января 2022 года бюджетные стройки должны быть переведены на технологии информационного моделирования (ТИМ). Готов ли к этому «Единый госзаказчик»?

К.О.: Мы готовы к такому переходу и, безусловно, выполним соответствующее постановление правительства. Замечу, этот переход идет уже достаточно долго — как минимум последние пять лет обсуждаются возможности новых технологий и осуществляется их поэтапное внедрение. Поэтому крупные заказчики и органы экспертизы готовы к такому переходу: они обучили сотрудников, закупили технику, подготовили координаторов цифрового сопровождения проектов. А вот проектные организации, на наш взгляд, готовы не все: в среднем их готовность сегодня можно оценить на уровне 50-60% от требуемой. Но я уверен, что жесткий переход заставит коллег активизироваться.

Справедливости ради отмечу, что Россия не является отстающей в мире по внедрению новейших технологий в строительстве. Может, наша страна пока и не самая передовая в этом отношении, но, во всяком случае, в числе лидеров. Российские специалисты уже сегодня думают о следующем шаге — о внедрении сквозных ТИМ-технологий от идеи объекта до его ввода и дальнейшей эксплуатации. «Самый правильный путь — это совместная работа, начиная с этапа формирования техзадания, расчета стоимости и сроков реализации проекта»

Поделиться новостью