Карен Оганесян дал интервью информационному агентству «Интерфакс»

За неполный год своего существования «Единый заказчик в строительстве» достроил семь объектов и возобновил работы по 20 долгостроям, при этом в работе у компании остается около 150 социально значимых строек в разных регионах страны. О знаковых проектах, планах на будущее и модернизации строительной отрасли рассказал в интервью «Интерфаксу» генеральный директор публично-правовой компании (ППК) «Единый заказчик в строительстве» Карен Оганесян.

Карен Гаспарович, с какими итогами компания подошла к концу года?

Компания начала работу зимой этого года, а уже сегодня наши специалисты контролируют реализацию порядка 160 проектов более чем в 50 регионах страны. К настоящему времени уже семь объектов мы достроили и обеспечили заключениями о соответствии (ЗОС).

Помимо этого, до конца года в наших планах оформление ЗОС еще для пяти объектов. Все объекты в высокой степени готовности, и мы прикладываем все силы, чтобы обеспечить завершение строительства в этом году.

Расскажите о планах на следующий год.

На следующий год у нас большая программа ввода – всего планируется сдать 15 объектов в разных регионах страны. Можно выделить и ряд знаковых объектов – детский реабилитационный центр в Подольске, музейный центр Рязанского музея-заповедника, тренировочный центр подготовки сборных команд России «Крымский», а также корпус Литературного института на Тверском бульваре в Москве. Помимо этого, предполагается завершение строительства фондохранилища и ряда объектов исторического парка в Севастополе и введение в эксплуатацию зданий налоговой службы в Кемерове, Томске, Нижнем Новгороде и ряде других городов.

Есть ли понимание какие объекты попадут в работу «Единого заказчика» в следующем году?

Мы продолжим работу в тех же отраслях – в образовании, культуре, медицине. В настоящее время совместно с Минобрнауки разворачивается масштабная программа строительства кампусов для университетов в Новосибирске, Калининграде и Екатеринбурге. Сейчас уже ведется проектирование университетского городка для Новосибирского госуниверситета, а впоследствии компания выступит заказчиком. Аналогичная работа ведется по Калининградскому университету и параллельно формируется концепция кампуса Уральского федерального университета.

Помимо этого, продолжим сотрудничество с Федеральной налоговой службой, для которой будут построены здания региональных управлений.

А каков бюджет компании на будущий год?

Мы еще сводим бюджет, уточняем цифры, анализируем освоение средств, но предварительно он составит около 40 млрд рублей.

Помимо функций заказчика, компании были переданы все федеральные долгострои. Сколько таких объектов Вам удалось оживить?

У нас в работе порядка 20 проблемных объектов. По всем этим долгостроям есть движение – где-то возобновили работы, где-то решили юридические проблемы, где-то начали перепроектирование.

Расскажите о наиболее интересных и сложных объектах.

В качестве примера расскажу о двух сложнейших проектах в Санкт-Петербурге. Один из них — это всем известная консерватория им. Римского-Корсакова. С начала года мы провели обследование физического состояния объекта, решили вопрос с актуализацией списка закупаемого оборудования. Для перезапуска стройки нам пришлось разделить процесс на два проектных этапа – такое решение позволило нам как минимум на несколько месяцев сократить сроки возобновления работ. Сегодня на площадке трудятся порядка 200 человек; на днях мы закрыли «теплый контур», что позволит нам не останавливать работу зимой. Изначально предполагалось завершить все работы в 2025 году, но вице-премьером РФ Маратом Хуснуллиным поставлена задача обеспечить готовность объекта к концу 2023 года.

Другой объект – это современная сцена театра Европы. На этой площадке более трех лет не производились никакие работы. Мы провели десятки встреч и совещаний с представителями министерства культуры и руководством театра, и в результате нам удалось снять все разногласия сторон по проекту, урегулировать сложнейшие вопросы с авторскими правами на проект, обеспечить финансирование и провести закупочные процедуры.

Есть ли аналогичные проекты в Москве?

Конечно. Например, детский музыкальный театр им. Наталии Сац. Как и в других случаях мы в ручном режиме искали решение вопроса — у подрядчика есть желание закончить работы, но не было финансовых возможностей. Благодаря общим усилиям, буквально на днях была обеспечена выдача кредита подрядчику, что позволит запустить работы с совершенно другой скоростью. Я надеюсь, что основные работы будут завершены в следующем году, а ввод в эксплуатацию состоится в 2023-м.

Работала ли компания в особо сложных географических условиях? Каковы особенности реализации таких проектов?

Действительно у нас есть ряд проектов, требующих особого неординарного, специфического подхода. Например, мы занимаемся восстановлением сгоревшей более 25 лет назад гостиницы и строительством музея на острове Соловки. С точки зрения логистики это крайне сложные объекты.

Особенность здесь состоит в том, что с сентября по март-апрель там практически нет навигации, а работать в этом регионе можно только с мая по август. Если застройщик не успел завезти материалы или перебросить технику, то зимой работа встанет. Поэтому вопросы логистики и работы в таком особом температурном режиме делают реализацию этого проекта существенно дороже, чем в других регионах.

В какой стадии проекты на Соловках на сегодня?

Предполагается построить одноэтажное здание музея площадью 3,84 тыс. кв.м. Документация по его строительству проходит экспертизу, и мы ожидаем, что до конца года получим заключение. А в следующем году планируем запустить еще проектирование гостиницы. В целом работы по этим проектам предполагается завершить в 2025 году.

А есть ли у «Единого заказчика» проекты на Крайнем Севере?

В арктических условиях Крайнего Севера мы пока не работали, но уверен, что у нас достаточно компетенций для реализации проектов в таких условиях. Например, уже сегодня с коллегами из ЯНАО мы прорабатываем проект международной арктической станции «Снежинка» площадью 5,2 тыс. кв.м. В следующем году планируется получить заключение экспертизы по этому проекту и определить сроки работ.

Правительством России перед отраслью поставлена задача сокращения строительно-инвестиционного цикла на 30%. В чем Вы видите перспективы и возможности интенсификации работ?

Для сокращения инвестиционно-строительного цикла требуется принципиально новый подход к реализации проектов, предусматривающий взаимодействие их участников в электронном формате, сокращение сроков получения исходно-разрешительной документации, унификацию процедур в строительстве, а также перевод необходимых социально значимых услуг в электронный вид.

Например, в настоящее время в правительстве РФ вместе с министерствами финансов и экономического развития ведется работа по более гибкому управлению бюджетными средствами, более быстрому принятию решений о включении объектов в федеральную адресно-инвестиционную программу, по ускорению внесения изменений в уже утвержденные документы. Это работа, конечно, прямо не относящаяся к стройке, но она существенно влияет на весь инвестиционно-строительный цикл. Речь идет о качественном изменении управления деньгами.

Второй элемент – это, конечно же, изменение принципов управления проектами. Для себя мы приняли решение, что эффективнее всего управлять проектом по принципу «под ключ». Закупка «под ключ» предполагает проектирование, строительство и поставку оборудования в одном контракте с единым исполнителем. Конечно, на старте требуется около 2-3 месяцев для формирования пакета документов, но впоследствии мы существенно экономим время и повышаем эффективность управления в процессе реализации проекта.

Как Вы считаете, возможна ли интенсификация строительных процессов за счет внедрения новых технологий и цифровизации?

Безусловно, это не только возможно, но и необходимо. И работа в этом направлении уже ведется. Развитие технологий информационного моделирования (ТИМ) – важнейшая часть модернизации строительной отрасли. Причем, эта работа не только для себя, но и для последующих поколений. В подтверждение этого и в качестве примера приведу проекты реконструкции пяти цирков, построенных в разных городах России в 1970-80-х годах. Когда начался сбор исходных данных, мы столкнулись с отсутствием проектной документации и с необходимостью ее восстановления. И здесь, в этом случае, наличие цифровой модели зданий решило бы проблему.

Другое направление работы — более точное и оперативное управление данными в онлайн-режиме. За образец можно взять банковский сектор – у каждого банка есть свое приложение, которое позволяет управлять счетами, проводить операции, контролировать движение средств. В стройке, конечно, сложно управлять только одним мобильным телефоном, но такое решение может позволить повысить контроль на всех уровнях – от начальника участка на объекте до высших руководителей компании. Как следствие, повысится управляемость проектов и скорость принятия решений.

То есть у строителей появятся мобильные приложения управления?

Я бы уточнил, – не управления, а контроля процессов. Подчеркну, отчасти ряд электронных сервисов уже внедрен: так, например, рабочую документацию мы отправляем не на бумаге и обычной почтой, а с помощью QR-кода по электронной почте.

Понятно, что непосредственно на самой строительной площадке обеспечить цифровизацию сложнее. Однако уже сейчас применяется «умные» часы или гаджеты, встроенные в строительные каски, которые позволяют контролировать количество людей на объекте и их занятость, а установленные на стройках камеры отслеживают процессы, происходящие на объектах.

Еще одним важным фактором является внедрение элементов автоматизации и механизации стройки. Ни для кого не секрет, например, что на многих стройках уже используются автоматизированные штукатурные станции, которые позволяют сократить количество людей, задействованных в этой работе, и ускорить ее выполнение.

Уверен, что совокупность всех мер по цифровизации и повышению качества управления проектами на всех уровнях может преобразить всю строительную отрасль, сделав ее более современной и эффективной.

Источник: ИНТЕРФАКС

Поделиться новостью